Tag Archives: Аскар Исабеков

Антропология казахов: использованная литература

При написании книги “Антропология казахов” Аскар Исабеков использовал:

  • «Население Казахстана от эпохи бронзы до современности» – Оразак Исмагулов
  • “Родословная тюрков, киргизов, казахов и ханских династий” – Шакарим Кудайберды-улы
  • «Казахстан. Летопись трех тысячелетий» С. Г. Кляшторный и Т. И. Султанов
  • «Обзор ойратской истории» Хойт Санжи
  • «Эногенез и биосфера Земли» Л. Н. Гумилев
  • «Монголы» Л. Л. Викторова
  • «Шофан бэйчэн» (1859)
  • Н.Т. Фоменко
  • Н. Морозов
  • «О родоплеменном составе могулов Могулистана и Могулии и их этнических связях с казахами и другими соседними народами» В. П. Юдин
  • “Джалаир Тараки Уйсун-теги и Чингисхан Тарак-теги” Марат Жандыбаев
  • «Чингисхан как полководец и его наследие» Э. Хара-Даван
  • «К вопросу о происхождении киргизского народа» А. Н. Бернштам
  • “Материалы к истории киргиз-казахского народа” Мухамеджан Тынышпаев
  • «Усуни, киргизы или кара-киргизы» Н. А. Аристов
  • «Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей» Н. А. Аристов
  • … Рашид-ад-Дин
  • «К вопросу происхождения кыргызского племени кангды» Рустам Абдуманапов
  • “Авеста”
  • “По следам древнехорезмийской цивилизации” С. П. Толстов
  • … Данилевский
  • … П. Савицкий
  • «К вопросу происхождения кыргызского племени кангды», Рустам Абдуманапов

• Оразак Исмагулов «Население Казахстана от Эпохи Бронзы до Современности (Палеоантропологическое исследование)»
• С. Г. Кляшторный, Т. И. Султанов «Казахстан. Летопись трех тысячелетий»
• Н. А. Аристов «Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности»
• Н. А. Аристов «Опыт выяснения этнического состава киргиз-казаков Большой орды и каракиргизов на основании родословных сказаний и сведений о существующих родовых делениях и о родовых тамгах, а также исторических данных и начинающихся антропологических исследований»
• Хэ Цю-тао «Шофанбэйчэн» «Исследование о племени усунь»
• С. И. Руденко, Л. Н. Гумилев «Археологические исследования П. К. Козлова в аспекте исторической географии»
• Л. Н. Гумилев «Эфталиты и их соседи в IV в.».
• Л. Н. Гумилев «Древние тюрки».
• Л. Н. Гумилев «Тысячелетие вокруг Каспия».
• Л. Н. Гумилев «Три исчезнувших народа».
• В. П. Юдин «О родоплеменном составе могулов Могулистана и Могулии и их этнических связях с казахами и другими соседними народами»
• Л. Н. Гумилев «Динлинская проблема. Пересмотр гипотезы Г. Е. Грумм-Гржимайло в свете новых исторических и археологических материалов»
• А. Н. Бернштам «К вопросу о происхождении киргизского народа»
• Л. Н. Гумилев «Таласская битва 36 г. до н.э.»
• Л. А. Боровкова «Царства «Западного края» во II-I веках до н.э»
• Геродот «История»
• С. Коржавин «Роль калмыков в формировании генетического портрета казахского этноса. Опыт имитационного моделирования исторического развития популяций»
• С. Г. Агаджанов «К этнической истории огузов Средней Азии и Казахстана»
• А. А. Бушков «Россия, которой не было – 3. Миражи и призраки»
• К. А. Пензев «Русский Царь Батый»
• К. А. Пензев «Арии древней Руси»
• М. И. Артамонов «Хазары и турки»
• Р. А. Абдуманапов «К вопросу происхождения кыргызского племени кангды»
• Р. Винокур «Хазары»
• С. П. Толстов «По следам древнехорезмийской цивилизации»
• В. В. Бартольд «Киргизы»
• Л. Л. Викторова «Монголы»
• М. К. Жандыбаев «Историческое эссе: Джалаир Тараки Уйсун-теги и Чингисхан Тарак-теги»
• М. Тынышпаев «Генеалогия киргизказакских родов»

В начало: Антропология казахов (А.А. Исабеков 2011) – Оглавление

Происхождение казахских племён: Кыпчаки, кангары и опять язык скифов

Из книги “Антропология казахов”, 2011.
Раздел 3. “Племена”
Кыпчаки, кангары и опять язык скифов

Представим себе такую картину – человек находится в комнате с другими людьми, общается с ними, ведет разговоры, делает какие-то общие дела. А потом уходит в соседнюю комнату, где уже с другими собеседниками ведет другие разговоры и имеет другие взаимоотношения. Через какое-то время люди из рассматриваемых смежных комнат могут рассказать о нашем герое кому-нибудь постороннему, и этот посторонний может даже и не догадаться, что в обоих рассказах речь идет об одном и том же человеке. В истории бывает так, что один и тот же народ в хрониках разных культурно-исторических областей будет называться разными именами, и деяния его в разных частях ареала будут и рассматриваться и оцениваться соседями совсем по-разному, и общего в этих рассказах будет так немного, что впоследствии потомкам будет трудно понять, что речь идет об одном и том же этносе. Кипчаки, кыпчаки, кыфчаки, кыбчаки – это вроде бы все сходно, а вот сары (шары), половцы, куманы – уже ничего похожего. А ведь считается, что все эти названия обозначают в хрониках разных культурно-исторических областей один и тот же народ – кыпчаков, благодаря известности, значимости и широкой распространенности которого в Средневековье, сегодня десятка полтора разных этносов считают кыпчаков своими непосредственными предками, а некоторые из этих этносов, еще сохранившие родо-племенное деление, имеют в своем составе племена или рода с названиями, непосредственно повторяющими слово кыпчак – например, кыпшак-кыпчак-кыпсак-кипчак у казахов, киргизов, узбеков, башкиров, каркалпаков. Сегодняшние потомки средневековых кыпчаков выглядят совершенно по-разному, киргизские кипчаки, естественно, совсем не похожи на венгерских команов. А как выглядел кыпчакский народ в прошлом?

Если считать потомками кыпчаков представителей одноименных этноединиц в составе современных народов, то кыпчаки от сегодняшнего дня последовательно прослеживаются до XI века, то есть до захвата первенства в Кимакском каганате и образования Кыпчакского ханства. До этого кыпчаки существовали в составе кимакского союза племен (VIII-X вв). Сравнительные исследования рунических надписей на памятниках Бильге-кагана и Тоньюкука (оба VIII век) позволили историкам отождествить кыпчаков и сиров. Сиры-кыпчаки VIII века активно взаимодействовали с тюрками, это тоже было выяснено из надписей на памятниках. Если копаться дальше, то выяснится, что сиры связаны с племенным объединением, которое в китайских источниках фигурирует как сеяньто. Дальше я копаться не стал, так как для меня достаточно было и этого материала, который фактически обозначал центральноазиатское происхождение кыпчаков и их связь с кимаками, тюрками и еще более древними племенными союзами Центральной Азии (в частности района Алтая). Центральноазиатские кочевые племена VIII века уже были в значительной степени монголоидами, поэтому можно считать, что и кыпчаки тех мест (восточная половина Казахстана) являлись расовой смесью, возможно, с преобладанием монголоидных компонентов.

Кроме названий кыбчак, кюйше, сир и се, у кыпчаков было еще название «шары», которое употребил по отношению к ним Тахир Ал-Марвази в XII веке, описывая события середины XI века, касающиеся перемещений племенных союзов на запад. Считается, что слово «шары» происходит от тюркского «сары», что означает желтый цвет. То есть кыпчаки того времени и того места проживания (возможно Южный Казахстан) были желтыми по цвету волос. Русские в средние века называли кыпчаков половцами, большинство исследователей признает, что «половец» происходит от слова «полый», что значит «желтый», и называли половцев так из-за желтого цвета их волос. Подтверждением этого следует считать описание монголо-татарского войска, состоявшего по большей части из половцев и других покоренных народов, в европейских летописях, в которых монгольские воины выглядят как белокурые европеоиды. Таким образом, можно уверенно говорить, что средневековые кыпчаки в западной части ареала своего обитания были светловолосыми европеоидами. Нынешние казахские кыпшаки не являются блондинами-европеоидами. Тогда возникает два связанных вопроса – а как происходило дальнейшее омонголивание кыпчаков, или точнее говоря, каким образом потомки европеоидных кипчаков получили монголоидный компонент? И второй вопрос – а откуда появились белокурые кипчаки? В связи с поледним вопросом можно вспомнить, что некоторые историки считают, что кыпчаки берут свое начало от динлинов (центральноазиатского европеоидного белокурого народа). То есть, кыпчаки а) имеют центральноазиатское происхождение б) были блондинами-европеоидами. Это верно лишь отчасти.

У кыпшаков очень часто европеоидные черты преобладают над монголоидными:

Қыпшақ - Берткей. Жолек, Шиелийский район, Кызылординская область.
Қыпшақ – Берткей.
Жолек, Шиелийский район, Кызылординская область.

Занимая огромную территорию, кыпчаки, судя по всему, весьма условно были объединены общей государственностью, они не имели централизованной власти и управлялись местными царями. Кроме того, следует в очередной раз заметить, что даже если кыпчаки в X-XII веках и были единым этносом, то этот крупный этнос состоял, как и все иные кочевые народы, из большого количества племен и еще большего количества родов разного происхождения, и что племена западных и восточных кыпчаков, даже имея в качестве названия единый этноним «кыпчак», имели разное происхождение. Условность объединения кыпчаков выражается и в том, что в средние века сами кыпчаки в пределах огромной территории под названием Дешт-и-Кипчак не имели единого самоназвания, и, возможно, потому соседние народы в разных частях ареала называли их по-разному – куманами (команами), половцами, кыпчаками, сирами, цюйше, шары. Вполне возможно, что кыпчак – это собирательное название нескольких степных народов с граничащими ареалами, единым языком и близкой культурой. Вполне возможно, что и так. Историк Рустам Абдуманапов разделяет кыпчаков на западный и восточный круги, что вполне резонно, и выводит киргизов из восточно-кыпчакского круга. Восточно-кыпчакские племена – это этноединицы кыпчаков-кимаков плюс пришлый компонент енисейских кыргызов. Казахские же кыпшаки (и, смею предположить, что не только кыпшаки) выходят из западно-кыпчакского круга племен, которые имеют иное, скорее всего, смешанное с кангарами происхождение. Здесь уместно процитировать Н. А. Аристова, который считал, что «судя по тамгам, кипчаки произошли от канглов (кангарцев)». Аристов говорил конкретно о казахских кыпшаках.

Қыпшақ - Тұяқты. Байгекум, Шиелийский район, Кызылординская область.
Қыпшақ – Тұяқты.
Байгекум, Шиелийский район, Кызылординская область.

Когда-то я задался вопросом – а каким маршрутом монголы прошли через Казахстан на Русь и каким образом были завоеваны кыпчаки? Эренджен Хара-Даван детально описывая походы монголов как на Китай, так и на Хорезм и на Русь, завоеванию земель «от Алтая до Урала» уделил буквально одно предложение, сказав, что это произошло в 1216 году в результате похода Субудая. То есть огромная территория современного Казахстана (исключая Семиречье, где правили каракидани, и присырдарьинские города Хорезма) была захвачена монголами быстро и, судя по всему, без сопротивления. При этом ставшие вассалами кыпчаки в дальнейшем участвовали в татаро-монгольских военных формированиях, и составляли в них большинство. Рашид-ад-Дин в «Сборнике летописей» указывает, что армия Джучи пополнялась войсками «русских, черкесских, кипчакских, маджарских» (я подозреваю, что под черкесами понимаются шеркеши младшего жуза, а под маджарами – аргынские маджары). Что касается маршрута похода монголов на Русь через Казахстан, то его просто нет, потому как армия для вторжения на Русь формировалась не в Монголии, а на территории современного западного Казахстана и состояла в основном из местных данников, то есть, тех же кыпчаков. Судя по описаниям, кыпчаки-половцы в монгольское время и несколько после него выглядели еще «полыми», то есть были белокурыми европеоидами. Те кыпчаки, что откочевали или даже, можно сказать, что бежали от монголов на запад и вошли в состав венгерского народа, так и остались европеоидами. А те кыпчакские племена, что в дальнейшем пребывали в составе Золотой Орды, подверглись метисации со стороны прибывших с востока монголоидных родов, возможно, даже родственных восточно-кыпчакских. Сегодняшние казахские кыпшаки, конечно, уже не «полые», то есть не блондины, но в то же время монголоидный компонент в них я бы не назвал значительным. Как мне кажется, многие представители племени кыпшаков в большей степени демонстрируют именно фиический тип европеоидных кыпчаков средневековья, чем привнесенную монголоидность. Это, конечно, в большей степени касается мужчин старшего возраста.

Қыпшақ - Қарасары. Конай, Костанайская область.
Қыпшақ – Қарасары.
Конай, Костанайская область.

В принципе, написанного, наверное, достаточно для понимания расового происхождения современных казахских кыпшаков – еще даже до монгольского нашествия кыпшаки были белокурыми европеоидами, возможно даже более европеоидными, чем другие кочевые народы, жившие по соседству, а после монгольского нашествия постепенно приобрели монголоидную примесь, которая, однако, не стала превалирующей. Все понятно, но в воздухе как бы повисло упоминание о белокурых динлинах Центральной Азии, которому следовало бы дать логическое завершение. Считается, что кыпчакский этнос зародился в Центральной Азии, тогда вполне вероятно, что в его этногенезе участвовали и динлины. Однако к X-XI веку в Центральной Азии даже те народы, которые имели в своей основе белокурую европеоидную расу, уже несли в себе значительный монголоидный элемент, который превосходил по значимости европеоидную основу. Вряд ли восточные кыпчаки были исключением. Далее кыпчаки начали свою экспансию на запад. Исходя из тезиса, что пришлых кочевников всегда меньше, чем автохтонов, можно утверждать, что экспансия эта не сопровождалась массовым переселением людей. Это означает, что при смешении этносов основу расового типа должен составлять местный элемент. Основой для западных капчаков стали кангарские племена (еще раз напомню, что Н. А. Аристов считал кыпчаков происходщими от канглов). А предшественниками Кангарского союза племен были госуарственные образования, которые в китайских хрониках упоминаются как Кангюй и Яньцай. C Кангюем понятно, а вот яньцайцы китайских летописей есть сарматы у греков (опять вспоминается аналогия с комнатами). Таким образом, белокурые половцы средневековья происходят от сарматов древности с привнесенной вначале гуннами, а после тюрками монголоидностью, которая в западных частях кыпчакского ареала, судя по всему, была совсем уж малозаметна. Малозаметна настолько, что можно предположить почти линейное происхождение половцев-куманов от сарматов. Между этими народами, жившими в разное время, много общего – одни и те же степные пространства, кочевой образ жизни, и, возможно, близкий расовый тип. Однако говорили эти народы на разных языках. Половцы-кыпчаки были определенно тюркоязычны и оставили даже письменный документ на кыпчакском языке под названием «Кодекс Куманикус», а вот сарматы, как и другие народы, близкие к скифам, считаются говорившими на языках иранской группы. Последнее, правда, как я уже упоминал, оспаривается некоторыми исследователями. Но, даже если это и так, то различие языков не может исключить происхождение кыпчаков-половцев от древних сарматов.

Видео: Кыпчаки, кангары и опять язык скифов

Происхождение казахских племён: Канглы

Из книги “Антропология казахов”, 2011.
Раздел 3. “Племена”
Канглы

Название племени канглы позволяет историкам предполагать (или даже утверждать) связи современных канглы не только со средневековыми европейскими печенегами, но также и с народами и государственными образованиями II-I тысячелетий до н.э., а также начала нашей эры. Подробно об этом можно почитать в статье Рустама Абдуманапова «К вопросу происхождения кыргызского племени кангды». Я же ограничусь выдержками из этой статьи с небольшими дополнениями.

Қаңлы. Майтобе, Таласский район, Жамбылская область.
Қаңлы.
Майтобе, Таласский район, Жамбылская область.

Итак, первое тысячелетие до нашей эры, в «Авесте» упоминается город Канга (Кангха) – столица легендарного Турана, находящаяся за Сырдарьей. Можно считать, что это первое упоминание топонима, который в дальнейшем у китайских историков встречается как государство Кангюй. Это уже II век до н.э. Государство это было значимым и находилось между государствами усуней и аланов. Предполагается, что кангюйцы были прямыми потомками ранее обитавших здесь сакских племен. Это вполне логично и означает, что кангюйцы (как и усуни, и аланы) были европеоидным народом. В начале нашей эры (91 г.) часть северных хунну бежала на запад в Кангюй, и была расселена кангюйским правителем на реке Или. То есть, в начале нашей эры в составе кангюйцев, как и в составе усуней появились монголоидные элементы, пока еще не такие многочисленные.

Следующий важный этап – V-VII вв н.э. начало тюркизации кангюйских племен. «Кангюйские племена, по всей видимости, покорились тюркютам, так как нет свидетельств войны с ними. Дальнейшие судьбы кангюйцев были связаны с тюркскими государствами. После распада единого тюркского каганата в 604 году, кангюйские племена и подконтрольные им земледельческие оазисы и города оказались под властью западных каганов. Центром их владений, согласно древнетюркским эпитафиям, являлся город Кангю-Тарбан, а сами они были известны тюркютам под именем кенгересов. Некоторые группы кенгереского населения оказались и в пределах восточно-тюркского каганата.» Вероятно в это время кангюйцы-кенгересы должны были в какой-то степени еще изменить свой физический тип в сторону монголоидности.
Примерно с середины VII века по середину VIII века на территории Казахстана существовало государственное образование под названием Кангарский союз. «Кочевые кангары сплотили вокруг себя некоторые тюркские племена, в основном печенегов. Поэтому впоследствии, уже на границах Византии, греки зафиксировали самоназвание «кангар» только у трех печенежских племен.» Кангарам-печенегам приходилось выдерживать давление со стороны карлуков, гузов и кимаков с востока, что привело к откочевке части печенежских племен на запад, где они в дальнейшем участвовали в этногенезе некоторых европейских народов. Оставшиеся печенеги вошли в состав племенного союза огузов. Далее печенеги (беджене) упоминаются как одно из племен огузов. Есть также и упоминание о людях хангакиши, что вероятно означает «Канга киши», то есть, люди Канга.

С конца X века, уходя от давления с востока, кимако-кыпчакские племена начинают постепенное движение на запад и на юг. Под влияние кыпчаков попали и живущие в долине Сырдарьи огузы, которые, распавшись на несколько групп, частично вошли в состав кыпчаков, частично откочевали за Сырдарью. Вот тут, по мнению историков, происходит важный момент в этногенезе канглы. Огузы входят в кыпчакский племенной союз, вместе с огузами в союз входят и печенеги, при этом завоеватели-кыпчаки принимают имя «канглы» («кангароглы»), что «выражало их стремление связать себя с древней генеалогической традицией завоеванных земель, прежде всего по Сырдарье, и таким образом, легитимизировать свои права на власть над указанными областями». То есть, с этого момента, канглы – это кыпчаки, смешавшиеся с местными огузами, в состав которых входили в том числе и печенеги.

С XII века канглы существуют уже как значимая самостоятельная единица, есть упоминания о их активном участии в политической жизни того времени, в частности, о взаимоотношениях с караханидами и каракиданями, а также о канглийских послах при чжурчженьском императорском дворе. Кроме того, канглы играли значительную роль в соседнем Хорезме. В XIII веке во время монгольского нашествия канглы оказали сопротивление завоевателям. В то же время, ряд личностей из канглы упоминается среди монгольских военных. Это можно объяснить либо тем, что не все канглы воевали с монголами, либо традицией вхождения побежденных в армию победителей.

Дальнейшая судьба канглы прослеживается достаточно четко – во времена Тимура канглы входили в состав его государства, но численность их уже не была велика. Позже, после образования Могулистана, канглы вошли в состав могулов. Вероятно, в период с XII века (отношения с каракиданями) и по XVI век (вхождение в Могулистан) канглы приобрели значительную монголоидную примесь. После распада Могулистана, канглы стали частью казахского, узбекского, каракалпакского и киргизского народов. Причем, лишь после 1924 года канглы перестали регистрироваться как отдельная этническая единица, до этого момента, видимо, сохраняя в большей степени племенное самосознание.

К короткому пересказу статьи Р. Абдуманапова следует добавить замечание С. П. Толстова, который в своих исследованиях присырдарьинских городов подчеркивал преемственность сменяющих друг друга культур, что означает и преемственность сменяющих друг друга народов. Кангюйцы-кангары смешались с тюрками-печенегами, которые после смешались с огузами, которые после смешались с кыпчаками; при этом какая-то часть вновь образованных народов, руководствуясь различными соображениями, всегда откочевывала дальше на запад, другая принимала имя, связанное с древним этнотопонимом Канг. Н. А. Аристов написал об этом процессе так: «Выделяя из себя в продолжении веков значительные массы на юг и на запад, ибо вторгавшиеся в Европу полчища гуннов, печенегов, половцев и кипчаков увлекали с собою части канглов, кангюйцы постепенно уменьшались в численности, утрачивали преобладание в исконных своих землях и вытеснялись из них, с востока дулатами и с севера кипчаками, к самым берегам Сырдарьи в среднем ее течении. В состав киргиз-казачьего союза канглы вступили уже в качестве немногочисленного рода.»

Қыпшақ - Көкмұрын. Байгекум, Шиелийский район, Кызылординская область.
Қыпшақ – Көкмұрын.
Байгекум, Шиелийский район, Кызылординская область.


Video: Канглы

Происхождение казахских племён: Дулаты, уйсуни, могулы

Из книги “Антропология казахов”, 2011.
Раздел 3. “Племена”
Дулаты, уйсуни, могулы

Лучше всего под теорию академика О.Исамагулова о происхождении южносибирского антропологического типа подходят те племена старшего жуза, которые входят в объединение уйсун, и в первую очередь это касается самого крупного уйсунского племени – дулатов. Места проживания казахских уйсуней – предгорья Тянь-Шаня – это как раз те места, в которых когда-то кочевали саки, потом сюда из Ганьсу пришли усуни, в состав которых позже частично влились хунны, которых сменили гаогюйцы-телеуты, затем пришла очередь тюркютов ЗападноТюркского Каганата, после распада которого на историческую арену последовательно выходили тюргеши и карлуки, потом появилось государство Караханидов, затем пришли каракидани, потом найманы, за ними монголы, был образован улус Чагатая, а затем появилось государство с названием Могулистан, и только потом жители этих мест стали именовать себя казахами. Все, кто на протяжении полутора тысяч лет приходил в предгорья Тянь-Шаня, все приходили с востока, и каждая новая волна приносила с собой все новые монголоидные гены. Тем не менее, на мой взгляд, в восточной половине Казахстана уйсуни, в лице, в первую очередь, многочисленных дулатов, лучше всех демонстрируют древнюю европеоидную основу южносибирской расы, хотя, безусловно, монголоидное влияние и здесь хорошо заметно, а иногда и преобладает. Я бы сказал, что для дулатов совсем не характерно низкое монголоидное переносье (а скорее даже наоборот), редко встречается эпикантус, лицо не широкое и не скуластое. Сказанное в большей степени касается взрослых мужчин, потому что женщины и дети, как обычно, более монголоидны. Но в целом, казахи-уйсуни, на мой взгляд, несут в себе значительную европеоидную составляющую. Именно физический тип современных уйсуней-дулатов является для меня подтверждением их автохтонного, а не монгольского происхождения.

Дулат. Кордай, Жамбылская область.
Дулат.
Кордай, Жамбылская область.

А версий происхождения племени дулат существует две, и обе они основаны на созвучиях названий. Сторонники местного происхождения дулатов считают, что племя тулу (V-VI вв, государство Гаогюй), дулу (как вариант «дуло», VII век, Западно-Тюркский Каганат, VIII век, Тюргешский каганат) – это и есть предки дулатов. Далее, дулаты, уже как дулаты, а не как дулу (дуло) упоминаются в Чагатаевом улусе (XIII-XIV вв) и Могулистане (XIV-XV вв), причем в этих государственных образованиях дулаты играли далеко не последнюю роль. Связь дулатов послемонгольского времени с дулатами современными не ставится под сомнение никем. А вот связь дулатов чагатаевских и могульских с дулу-дуло домонгольского средневековья не очевидна и оспаривается сторонниками монгольского происхождения дулатов, которые считают, что нынешние казахские дулаты происходят от монгольского рода дуклат (дуглат), о котором в числе прочих монгольских родов и племен писал Рашид-ад-Дин. Есть и компромиссная версия, убивающая обоих зайцев и ставящая монгольских дуклатов во главе местных дуло. Я являюсь сторонником версии местного происхождения дулатов, в первую очередь, как я уже говорил, из-за их физического типа. Во-вторых, я думаю, что племя дуло (прослеживаемое в V-VIII вв) и племя дулатов (прослеживаемое в XIII-XVI вв) имеют преемственную связь, хотя бы потому, что и первое, и второе были крупными этноединицами, игравшими в свое время значительную политическую роль в разных государственных образованиях, но примерно на одних и тех же территориях. Что же касается имеющейся «дырки» с IX по XII век, то возможно говорить не об отсутствии упоминаний о дуло-дулатах, а об общей скудости имеющихся об этом времени сведений. Кроме того, вполне возможно, что пересмотр хронологии по Н.Т. Фоменко просто ликвидирует смущающую временную «дырку».

В подтверждение автохтонного происхождения дулатов говорит и шежире, но для понимания этого нужно вернуться к теме первоказахов. События XIII-XV веков отстоят от нас на шесть-восемь столетий, однако мы воспринимаем их достаточно ясно и считаем, что имеющиеся у нас данные о тех временах весьма достоверными. О событиях средневековья пишутся книги, снимаются фильмы, картины тех времен довольно живо и эмоционально принимаются современным обществом. Если же представить себе те же XIII-XV века, то времена тюркютов и даже гуннов и усуней отстояли от людей того времени на те же полтысячеления или около того. Учитывая факт того, что в те времена не было информационной насыщенности, характерной для современности, можно предположить, что устные предания о событиях прошлого имели огромное значение, и суть их передавалась из поколения в поколение достаточно точно. То есть, я вполне могу предположить, что на момент создания шежире в народе была сильна память об имеющихся родственных отношениях между отдельными родами и племенами. Таким образом, имеющаяся в шежире связь между дулатами, албанами и суанами и возведение их к единому предку Уйсуню, говорит не о родстве вряд ли существовавших личностей с именами Албан, Суан и Дулат, о родстве этих племен и о происхождении их основного костяка от усуней. Упоминание об основном костяке считаю важным, потому что сложные законы племяобразований могли привести к включению в состав уйсуньских племен родов совсем иного происхождения. В точности так же можно судить и о усуньском происхождении абак-кереев. А некоторые исследователи прямыми потомками усуней уверенно называют сары-уйсуней. Что ж, для какой-то части этого небольшого племени, это вполне вероятно.

Дулат. Сулутор, Кордайский район, Жамбылская область.
Дулат.
Сулутор, Кордайский район, Жамбылская область.

Таким образом, для меня подтверждением местного происхождения уйсуней, и дулатов в частности, является физический тип представителей племени, а также прямое указание происхождения этих племен от Уйсуня. Оба подтверждения не являются 100%-ными доказательствами, да и созвучия с монгольскими родами «дуклат» и «ушин», признаться, смущают. В голове, правда, крутится фантастическая гипотеза, вкратце выглядящая следующим образом: Усуни пришли в Семиречье из Ганьсу. Ушли, вероятно, не все усуньские рода, какие-то, вполне возможно, и остались в местах прежних кочевий. Эти, предположительно оставшиеся рода, могли быть впоследствии ассимилированы какими-то предками монголов и стали уже монгольскими родами. Последнее, кстати, звучит не так уж фантастично, так как по монгольским же преданиям сам Темуджин, а также его предок Борджигин, были высокими рыжебородми блондинами с серыми глазами. Борджигин, как известно, был одним из трех сыновей-блондинов, которых Алан-Гоа родила уже после смерти своего мужа. К этим трем сыновьям восходят монголы-нирун, то есть самые «чистые» монголы. Насколько я могу судить, возвеличивание по преданиям нирунов (и дарлекинов) есть создание неравенства в средневековой Монголии, схожее с созданием неравенства по шежире у казахов. Из знакомых по названиям среднеазиатских этнонимов родам к нирунам относились дуклаты, мангуты и баруласы, а к дарлекинам (второй по значимости группе) – хушины (ушины) и хунгираты. Собственно мое предположение заключается в том, что, возможно, монгольские нируны восходят к древнему европеоидному населению Центральной Азии, может быть, к тем же усуням, и в этом случае схожие названия у монголов и у казахов возникли не из-за перехода монгольских родов в состав средневековых тюркских кочевников, но, возможно, являются следствием происхождения и тех и других от одних и тех же усуньских племен. Современные монгольские ушины живут в Ордосе. А это не так далеко от Ганьсу, где когда-то жили усуни.

Что же касается нынешних киргизских дуулатов, то их связь с казахскими дулатами объясняется очень просто – в течении периода примерно с XIV по XVI столетия, киргизские и дулатские рода входили в состав одного народа, который сам себя называл могулы, или моголы, а государство, которое создали могулы, называлось Могулистан. Считается, что дулаты были фактическими правителями Могулистана, а чингизиды лишь формально числились главами государства. В конце 50-х годов XV века правитель Могулистана хан Иса-Буга выделил для кочевок земли в долинах рек Козы-Баши и Чу двум султанам, отколовшимся от государства кочевых узбеков. Этими султанами были Жанибек и Керей, и я полагаю, что рода, ушедшие с ними, были немногочисленными, иначе вряд ли бы хан Могулистана охотно принял бы их. Далее, считается, что впоследствии на выделенных землях Жанибек и Керей создали первое Казахское ханство и назвали свой народ узбек-казахами, и этот момент условно принято считать началом казахской государственности. Дулаты же, как и другие уйсуньские племена, еще вплоть до середины XVI века были в составе могульского народа. Это объясняет почему в шежире дулатов нет Мухаммеда Хайдара Дулати, который умер до того, как дулаты вошли в состав казахского народа. Мухаммед Хайдар Дулати не был казахом, он был дулатом, и он, кстати, участвовал в военных походах против казахов. Такие вот сложные правила кочевого этногенеза – дулаты были противниками казахов, а киргизы и дулаты входили в состав одного народа – могулов, теперь же дулаты входят в один народ с многочисленными коныратами, которые сами могли стать отдельным народом, но не стали.

Дулат - Шымыр - Боққайнат. Аспара, Меркенский район, Жамбылская область.
Дулат – Шымыр – Боққайнат.
Аспара, Меркенский район, Жамбылская область.

Происхождение казахских племён: Аргыны

Из книги “Антропология казахов”, 2011.
Раздел 3. “Племена”
Аргыны.

Историки-любители, да и профессионалы тоже, пытаются обнаружить упоминания об аргынах в средневековых хрониках. Или даже не об аргынах, а хотя бы о народах, племенах или родах, имеющих в своих названиях созвучие слову «аргын». Но таких упоминаний в домонгольских хрониках нет. Тогда исследователями делаются попытки найти корни аргынов в тех местах, где есть названия географических объектов, похожих на «аргын», таких как, к примеру, река Аргунь. Корни в явном виде не находятся, и в отсутствии дополнительных доказательств, привязка аргынов к Аргуни остается лишь маловероятным предположением. Таким же маловероятным, как и якобы имеющаяся прямая связь аргынов с гуннами («ар-гунн») или байегу («бай-аргын»). Есть еще исследования, верные по своей методике – поиску связей родовых, то есть, исследования на более низком уровне. Я поначалу было обрадовался, обнаружив эти верные по сути исследования, но упоминание в тексте «факта», что Темуджин был аргыном, меня, вполне естественно, охладило. Вообще, упоминание родовой принадлежности Темуджина – это для меня некий индикатор серьезности авторского подхода. Как только я нахожу в тексте фразу как-то «Чингисхан был жалайыром (аргыном, кыргызом и т.д.)», так сразу же возникающий скепсис заставляет меня сомневаться и в других выводах автора.

Арғын. Бузылык, Есильский район, Акмолинская область.
Арғын.
Бузылык, Есильский район, Акмолинская область.

Но, говоря откровенно, исследований о происхождении аргынов, каких бы то ни было, серьезных или поверхностных, вообще мало. По большому счету, все предположения и выводы о происхождении племени аргын, сделал Н. А. Аристов в «Заметках об этническом составе тюркских племен и народностей», а все остальные интересующиеся вопросом эти выводы практически без дополнений и без анализа повторяют. А многократно повторенная гипотеза со временем становится «истиной», хотя сам Н. А. Аристов лишь высказывал предположения. Предположения и выводы Аристова об аргынах:

  1. Племя аргын существовало до монгольского нашествия (до XIII века).
  2. Аргыны жили восточнее кыпчаков и западнее найманов. Это предположение основано на том, что при движении племенных союзов в западном направлении, прежнее расположение племен продолжало соблюдаться. Если аргыны после монгольского нашествия оказались между найманами и кыпчаками, то можно сделать предположение, что и до нашествия их земли находились как раз между кочевьями этих крупных народов.
  3. Аргыны есть потомки басмылов, или даже то же самое, что басмылы. «С этого времени (с 744 года) о басими (басмылах) уже нигде не упоминается и такого имени не сохранилось в именах тюркских родов. Объясняется это, по-моему, тем, что имя басмюл заменилось именем аргын, имеющим то же самое значение: помесь, смесь» – пишет Аристов, ссылаясь на «Книгу» Марко Поло, в которой указано, что в области Тандюк (?) проживают христиане «qui s’appellent Argon, qui veut à dire Gasmul», после добавляя, что басмюлами или гасмюлами в византийской империи именовались потомки отцов-французов и матерей-гречанок. Далее делается вывод, что слово «аргон» и слово «басмыл» употреблялись в одном и том же значении, обозначавшем «помесь», а следовательно, есть вероятность, что аргыны и есть басмылы. М.Тынышбаев к этим рассуждениям добавляет, что словом «аргын» киргизы называют помесь, например, помесь яка и обычной коровы.
  4. Следствием из предыдущего предположения является вывод о том, что аргыны – племя смешанного происхождения. «Что басмюлы были именно смесью многих, вероятно разного происхождения, родов, это подтверждается означением в китайском тексте хара-баласагунского уйгурского памятника VII или IX века 40 родов у басими рядом с 9 только родами у уйгуров и 3 родами у карлыков». (Басмылы, басмалы, басими, и басмюлы у Н. А. Аристова и у других авторов – это все одно и то же)
  5. «Сообразно с общим ходом передвижений племен в Монголии, надо полагать, что после падения уйгуров басмюлы-аргыны вступили со временем в состав найманского союза, занимая свои земли на западе найманских, и что во время Чингисхана аргыны подались на запад впереди найманов и кереев». То есть, аргыны не упоминаются в домонгольских хрониках, потому что были в составе другого народа (предположительно найманов) и/или подчинились монголам без боя.

Как мне кажется, три вывода Аристова железно логичны – первый о том, что земли аргынов находились между землями найманов и кыпчаков, а значит там и надо искать их корни. Второй, что аргыны (хотя бы и частью своей) входили в состав какого-то другого племенного союза и потому остались вне внимания хронистов. И третий, что аргыны – есть племя смешанного происхождения. Что касается тождественности аргынов и басмылов, то здесь, мне кажется, не все так просто. Во-первых, упоминаемая у Марко Поло страна «Тандюк» – это, судя по всему, земля онгутов, а онгуты не жили буквально между кыпчаками и найманами. А во-вторых, если заглянуть в «Книгу о разнообразии мира» Марко Поло, то упомянутый Аристовым отрывок в русском переводе звучит так – «Есть здесь народ, называется «аргон», что по-французски значит Guasmul, происходит он от двух родов, от рода аргон тендук и от тех тендуков, что Мухаммеду молятся, из себя красивее других жителей и поумнее, торговлею занимается побольше». «Тендук» (у Н. А. Аристова Тандюк), в данном случае, – это и название города и название жителей города. То есть, в городе Тендуке есть жители аргон-тендуки и тендуки-мусульмане. А вот дотошные исследователи пишут, что в хрониках центральноазиатские христиане упоминаются как «аркагуны» или «аркагуты», осюда вывод, что аргон-тендуки – это, весьма вероятно, есть тендуки-христиане. Получается все довольно логично, но связь между басмылами и аргынами выглядит уже не такой красивой, и гипотеза о причастности басмылов к аргынам может быть слишком смелой. В трактовке Н. А. Аристова «аргоны» – это просто смешанный народ, также называемый басмюлами. Но Марко Поло, скорее всего, писал о жителях города Тендука, которые принадлежали к двум группам (родам) разного вероисповедания, а главенствовали и дали название всему племени, видимо, христиане-«аркагуны». Название «аргын» не восходит к маркополовскому «аргон», и слово это означало в те времена не «смесь», а просто «христианин» (даже точнее, христианин-несторианец), по крайней мере, в варианте «аркагун» (аркаюн, во множественном числе – аркагюд, аркаюд). Версия Аристова ошибочна – аргыны к басмылам не имеют никакого отношения.

Арғын - Әйдерке - Өтемис. Аккудык, Аулиекольский район, Костанайская область.
Арғын – Әйдерке – Өтемис.
Аккудык, Аулиекольский район, Костанайская область.

Далее, вывод Н. А. Аристова – аргыны и басмылы – есть племена смешанного происхождения, что подтверждается а). «переводом» их названий, б). упоминанием о 40 родах басмылов. По поводу второго приведу слова Л. Н. Гумилева из комментариев к «Древним тюркам» – «Басмалы состояли из 40 подразделений, но под ними нельзя понимать ни роды, ни племена, так как в таком случае басмалы представляли бы грозную силу. На самом деле их было, судя по занятой территории, очень мало». Возникает, правда, логичный вопрос – а что же за подразделения были у басмылов, и почему эти подразделения упоминались наравне с могучими уйгурскими и карлукскими родами? Есть ли названия этих подразделений, или же упоминалось лишь их количество? То есть, с бысмыльскими родами не все так ясно. А что касается смешанного происхождения аргынов и басмылов, то не только эти племена-народы, но и все народы, союзы и племена кочевников Средневековья имели смешанное происхождение. Мне бы хотелось бы привести большую цитату из Аристова, которая как нельзя лучше показывает и объясняет механизм бесконечного перемешивания степных родов и племен. «При патриархально-родовом быте тюрков-кочевников, роды и сочетания родов и их частей в родовые и племенные союзы действительно имели преобладающее во всех отношениях значение. Сильный, многочисленный, дружный род имел большую возможность занимать лучшие пастбища, оказывать своим членам верную и действительную защиту от внешних врагов, доставлять родоначальникам прочное политическое влияние в делах племени и государства и обеспечивать большую долю добычи и даней, поступивших в пользу племени или государства. Хотя многочисленность рода давала ему силу, но хозяйственные условия пользования пастбищами и другие причины не дозволяли роду сохранять неопределенное время свою целость и вызывали рано или поздно его разделение на более или менее самостоятельные части. Вследствие этого в каждом роде существовали, с одной стороны, условия, требовавшие сохранения родового единства, с другой же – более или менее сильные стремления к разделению. Борьба этих противоположных течений обыкновенно усложнялась и усиливалась соперничеством между родоначальниками и выдающимися в роду людьми, из которых одни, желая сохранить всю силу рода, во главе которого стояли, защищали целость рода, другие же, рассчитывая на главенство в отпадающихся частях рода, домогались раздробления. Стремления к распадению часто брали верх, но обнаруживающиеся невыгоды слишком мелких и бессильных родовых единиц вызывали образование более крупных родовых союзов, составлявшихся иногда из частей разных родов и даже племен». Далее Н. А. Аристов со ссылкой на В. В. Радлова добавляет, что «подвижность состава родов и племен есть «жизненная потребность кочевников» и что непрестанными изменениями в этом составе «поддерживается жизнеспособность всего народа».

Арғын - Ақназар. Аккудык, Аулиекольский район, Костанайская область.
Арғын – Ақназар.
Аккудык, Аулиекольский район, Костанайская область.

Басмылы были смесью, аргыны были смесью, все прочие кочевые племена и народы были смесью. То есть, метисное происхождение аргынов есть не удивительный факт, а, скорее, наоборот, вполне ординарный. Но если все вокруг были смешанного происхождения, то почему тогда именно на смешанность аргынов было обращено особое внимание? (Конечно, если признать, что слово «аргын» действительно означает «смесь».) Первое из возможных объяснений – в домонгольское время аргыны занимали пограничную территорию между такими крупными народами, как найманы и кыпчаки. А эти два народа, смею предположить, внешне отличались друг от друга – найманы были монголоидами, а кыпчаки хоть и имели монголоидную примесь, но все же пока еще сохраняли свою изначальную сарматскую европеоидность. Кыпчаков в русских летописях называют половцами, причем большинство исследователей считают, что слово «половец» происходит не от слова «поле», а о слова «полый», то есть «желтый», и называли так половцев за русый цвет волос. То есть, если предположить, что аргыны были чем-то средним между кыпчаками и найманами, то название «аргын» как помесь является вполне подходящим. Второе, крупные племена, территория проживания которых раскидана на тысячи километров, скорее всего, объединены не общим происхождением, а политическими связями давних времен. Аргыны, как раз к таким племенам и относятся. Есть предположение, что аргынское племя состоит из различных составляющих – часть родов имеет монгольское происхождение, часть местное и часть карлукское. То, что разные аргынские рода имеют разное происхождение подтверждается разной длиной цепочек родовых шежире – основатели некоторых родов жили раньше, чем аргынский первопредок. Кроме того, некоторые исследователи относят род таракты к аргынам, другие отделяют его, но признают близкородственным. С родом тобыкты в чем-то схожая ситуация, вроде бы тобыкты считаются аргынами, но сами тобыкты часто это отрицают. Подобная неопределенность говорит об относительной молодости племени и о сложности его формирования.

Есть очень интересная работа В. П. Юдина «О родоплеменном составе могулов Могулистана и Могулии и их этнических связях с казахами и другими соседними народами». В этом труде В. П. Юдин целенаправленно исследовал самые разные исторические источники, касающиеся Могулистана и имел своей целью не изучение генеалогий правителей, и не войны с соседями, и не быт и географические границы Могулистана, а лишь только упоминания названий могульских родов и племен. В дальнейшем сопоставляя найденные этноединицы с существующими ныне родами и племенами центральноазиатских этносов и субэтносов В.П.Юдин абсолютно доказательно утверждает, что племена и рода не так давно существовавшего народа могулов сегодня существуют в виде племен и родов казахов, киргизов и уйгуров, а прямыми потомками могулов возможно считать этнографическую группу уйгуров, называемую лобнорцами. Для того, чтобы понять происхождение аргынов нужно следовать той же методике. Следует взять названия аргынских объединений и родов (это как минимум, а еще лучше и подродов) – (мейрам, куандык, бегендик, суюндик, шегендык, шубартбала, каракесек, камбар, момын, басентеин, атыгай, караул, канжыгалы, тобыкты, сарыжетим, шакшак, маджар, айдерке, акназар, алтеке, алтай, сарым, тока и т.д.) и прошерстить все имеющиеся источники на предмет поиска этих этнонимов в родовых и племенных названиях тех народов средневековья, которые имели отношение к территории нынешнего проживания аргынов с некоторым захватом на восток и запад, то есть среди кимаков, средневековых кыпчаков, каракиданей, средневековых наманов, гузов, и, может быть, тех же басмылов, а еще хазар и барсилов. К примеру, Н. А. Аристов упоминает, что у арабских авторов Ибн-Хальдуна и Рукн-эддина Бейбарса (я так понял, что это султан Бейбарс, который знал Степь не понаслышке) упоминаются 11 кыпчакских родов, 3 из которых имеют отношение к аргынам – бурджоглы – боршы, дурут – тортаул, анджоглы – канжыгалы. Из чего можно сделать вывод, что какая-то часть аргынского племени ранее входила в состав кыпчакского народа (следует, правда, добавить, что созвучия не всегда трактуются однозначно, к примеру, упомянутый «бурджоглы» некоторыми трактуется как берiш из младшего жуза). Есть еще и аналогии с якутскими родами, что позволяет предположить возможное происхождение каких-то аргынских родов от народов и племен Забайкалья, или же, наоборот, предположить уход аргынских родов на восток. Но в первую очередь, я бы обратил внимание на аланов, о которых есть упоминания начиная с времен государства под названием Яньцай, существовавшего в начале нашей эры западнее Кангюя, то есть где-то в Центральном и Западном Казахстане, и вплоть до XIV века, когда из алан набирались рекруты в армию Золотой Орды. Следует также сказать, что в списке народов, из которых набирались рекруты, кроме аланов упоминаются также и маджары, которых можно с большой уверенностью отождествить с современными аргынами-маджарами.

Арғын - Қоңыштағай. Шаганак, Мойынкумский район, Жамбылская область.
Арғын – Қоңыштағай.
Шаганак, Мойынкумский район, Жамбылская область.

Безусловно, отвергнуть или, наоборот, поддержать какие-то гипотезы сможет ДНК-проект, который реализуют интернет-энтузиасты. Хотя имеющиеся на сегодняшний день данные показывают поистине удивительную однородность гаплотипов у аргынов (в большинстве – гаплогруппа G1) и отличие их от гаплотипов соседей – кипчаков и найманов. Что несколько противоречит версии смешанного происхождения аргынов и, вообще, вносит сумятицу.

Итак, какие выводы можно сделать из имеющейся информации о происхождении аргынов. Первое – аргыны являются племенем местного происхождения, то есть, южносибирским народом. Второе, аргыны в прошлом не имели собственной государственности, территория проживания аргынов никогда не была в центре активных политических движений. Земля аргынов всегда была периферией, для западных сарматских и хазарских государств это была восточная окраина, а для восточных тюркских и монгольских государств – западная окраина. Предки нынешних аргынов, не создавая собственного этноса, отдельными родами и племенами входили в состав других народов, предположительно аланов, кимаков, найманов, кыпчаков. Третье, сопоставление названий аргынских родов с различными этноединицами прошлого и субэтносами современных народов, не дает никаких однозначных результатов. Четвертое, отождествление аргынов и басмылов натянуто и, скорее всего, неверно. Главный из всего этого вывод – аргыны – есть автохтонный южносибирский народ. Чего-либо более определенного пока сказать нельзя. А если и будет что-то новенькое, то явно не от историков, а скорее от генетиков или антропологов.

Что касается физического типа аргынов, то по моим наблюдениям, у аргынов преобладает монголоидный тип, но не широколицый центральноазиатский, а более узколицый (мезоцефальный, или среднелицый, если так можно сказать), при этом глаза у этого типа очень узкие, то есть эпикантус и складка верхнего века выражены очень хорошо, и нос не приплюснутый и широкий, а вполне тонкий и с прямой, а то и выпуклой спинкой. Распространен у аргынов и широколицый ярко выраженный центральноазиатский тип монголоида, хотя и в меньшей степени. В то же время, в Павлодарской области какая-то часть аргынов имеет почти чисто европейские черты – крупный нос, отсутствие складки века, неширокое лицо, а в ряде случаев и светлый цвет волос и глаз. Эту особенность павлодарской группы популяций отмечал в своих исследованиях и О. Исмагулов.

Арғын - Сарым - Дерiпалы. Шетский район, Карагандинская область.
Арғын – Сарым – Дерiпалы.
Шетский район, Карагандинская область.

Происхождение казахов: ТЮРКСКИЙ ПЕРИОД

Из книги “Антропология казахов”, 2011.
Раздел 2. “Происхождение”
ТЮРКСКИЙ ПЕРИОД (VI – XI вв)

До середины первого тысячелетия нашей эры насельники Казахстана еще сохраняли общий европеоидный облик, хотя и имели уже определенные монголоидные черты. А вот тюркское время (VI – XI вв) принесло первый значительный приток монголоидной крови с востока. Опираясь на исследования О. Исмагулова и избегая специализированных терминов, можно сказать, что в период существования на территории Казахстана тюркских государств раннего средневековья в облике кочевников Казахстана все параметры изменились в сторону монголоидности примерно на четверть. Это значит, что во внешности кочевников тюркского периода монголоидные признаки проявлялись уже отчетливо, но в то же время насельники Казахстана того периода были совершенно не схожи с сегодняшними центральноазиатскими монголоидами. Следует также сказать, что в тюркское время на территории Казахстана население было неоднородным в расовом отношении. К примеру, в Северном Казахстане уже тогда, более полутора тысяч лет назад, сформировался тип, близкий к сегодняшней южносибирской расе, а в облике населения Восточного Казахстана все еще преобладали европеоидные элементы. В могильниках Южного Казахстана, относящихся к той эпохе, встречаются останки людей, как с преобладанием европеоидных черт, так и с чисто монголоидной внешностью. То есть, в тюркский период процесс смешения рас на территории Казахстана шел интенсивно и последовательно, хотя и неравномерно по всей территории.

Тюркское время принесло первую значительную волну монголоидных элементов с востока. Люди тюркского времени уже имели настолько значительную монголоидную примесь, что не увидеть ее уже было невозможно. Но в то же время тогдашние насельники Казахстана совершенно определенно отличались от сегодняшних центральноазиатских монголоидов. Для этого подраздела я использовал фотографии людей, у которых явно заметны монголоидные черты, но которые явно не похожи на современных монголов.

Қыпшақ - Қарақыпшақ - Қобыланды. Шаганак, Мойынкумский район, Жамбылская область.
Қыпшақ – Қарақыпшақ – Қобыланды.
Шаганак, Мойынкумский район, Жамбылская область.

Государства

Хорошо бы кто-нибудь взялся до переписал историю степного средневековья на более удобоваримом языке. Есть замечательные книги Л. Н. Гумилева, но их довольно сложно читать малопосвященному читателю. Я прекрасно понимаю, что и «История народа Хунну» и «Древние Тюрки» это уже по возможности адаптированный и популяризированный материал, но таковым он выглядит в глазах историков-профессионалов и глубоко продвинутых любителей. Для дилетантов, желающих подробнее узнать об истории кочевников, исторические книги читать сложно. Обилие личных имен, титулов, названий племен, которые еще нужно увязывать с географией и датами – это дремучий лес, в котором легко заблудиться. Если же постараться не углубляться в подробности, а используя историческую литературу, обрисовать исторические процессы Степи того времени крупными штрихами, то можно получить вкратце примерно вот что – в период раннего средневековья в Великой Евразийской Степи, как параллельно, так и сменяя друг друга, формировались различные государственные образования, которые старались распространить свое влияние на запад, иногда вплоть до самых западных границ степи у Черного моря. Государств этих было много, я постарался выписать те их них, что имеют отношение к рассматриваемому времени и территории с небольшим захватом как временным, так и территориальным.

  • Юэбань (государство хуннов) 160-490
  • Государство эфталитов – ?-565
  • Жужаньский каганат – 400-550
  • Гаогюй (государство телеутов) – 480-540
  • Тюркский каганат (тюркюты) 552-603
  • Западный тюркский каганат 603-704
  • Кангарский союз 659-750
  • Хазарский каганат 650-859
  • Тюргешский каганат 704-766
  • Карлукский каганат – 756-940
  • Уйгурский каганат 745-847
  • Государство Огузов 750-1055
  • Кимакский каганат 750-1035
  • Государство Караханидов (уйгуры и карлуки) 942-1212

Как видно из этого неполного списка государств было много, названия многих из этих государств и народов, их населявших мало что говорят большинству современных жителей Казахстана. Об образовании и распаде племенных союзов или государств Н.А. Аристов пишет следующее – «История государств тюркских кочевников, сменявшихся в Монголии, показывает, что возникали они вследствие усиления одного из племен, во главе которого стояли храбрые, умные и счастливые в своих предприятиях родоначальники, успевшие подчинить своему влиянию роды своего племени и покорить остальные племена. Упрочения своей власти достигали они поставлением во главе родов и племен своих родственников или приверженцев, обязанных им своим возвышением. Падение тюркских государств происходило обыкновенно во время внутренних междоусобиц в ханствующем доме, но всегда под преобладающим влиянием стремления родов и племен к самостоятельности, когда их начальники объединили уже свои интересы с интересами родов. За падением господствующего племени наступал более или менее продолжительный период обособленности родовых союзов, пока не усиливалось одно из племен и не подчиняло своей власти остальные, основывая новое государство».

Таким образом, собственно не такие уж и длинные истории этих государств состоят из бесчисленных и непрерывных войн, которые в данной книге меня интересуют постольку поскольку. Гораздо больше меня интересуют народы, населявшие эти государства, а еще больше племена, входившие в состав этих народов, потому что население этих государственных образований было неоднородным, учитывая значительные площади государств, а также постоянный приток новых племен с востока. К сожалению, хронисты уделяют мало или совсем не уделяют места описаниям народов и племен, поэтому в большинстве случаев для представления облика того или иного народа приходится полагаться на домыслы, а не на прямые источники. Кроме того, раннее средневековье – это время распространения в степи тенгрианства, по обычаям которого умерших, чаще всего, сжигали. А это значит, что и антропологи имеют не так уж и много материалов того времени.

Қыпшақ - Тұяқты. Байгекум, Шиелийский район, Кызылординская область.
Қыпшақ – Тұяқты.
Байгекум, Шиелийский район, Кызылординская область.

Народы

Начну с эфталитов. Эфталиты совершенно однозначно были европеоидным народом, это подтверждается и описаниями историков и сохранившимися изображениями эфталитов. Их называли «белыми гуннами», хотя считается, что с гуннами они близкого родства не имели. Государство эфталитов располагалось на обширной территории, покрывавшей всю нынешнюю Среднюю Азию и и частично захватывавшую Южный Казахстан. Эфталиты (они же хиониты), еще раз повторюсь, были европеоидами и, по мнению С.П. Толстова («По следам древнехорезмийской цивилизации») участвовали в этногенезе огузских племен Сырдарьи. На северо-востоке эфталиты соседствовали с жужанями, государство которых охватывало, в том числе, и весь Восточный и часть Центрального Казахстана. Л.Н. Гумилев пишет «Вопрос о происхождении народа жужаней ставился неоднократно, но окончательного решения не получил. Можно думать, здесь неправильна сама постановка вопроса, ибо надо говорить не о происхождении, а о сложении. У жужаней, как у народа, не было единого этнического корня». Говоря о языке жужаней Гумилев пишет «Скорее всего, жужани объяснялись по-сяньбийски, т. е. на одном из диалектов монгольского языка».

Жужани были народом, создавшим свою государственность на востоке и распространившими ее на запад. Однако, как и население других средневековых государств, народ страны жужаней не был моноэтничным. К примеру, в литературе указывается, что в Жужаньское ханство входили подчиненные енисейские кыргызы, в состав жужаней входили также и телесцы, которые являлись потомками каких-то групп хунну. Телесцы (телеуты) также имели в Восточном Казахстане собственное государство под названием Гаогюй. От телесцев позже пошли какие-то группы средневековых уйгуров, которые также имели свое государство – Уйгурский каганат.

Сделаю паузу и объясню почему я пишу «какие-то группы хунну» или «какието группы уйгуров». Человеку свойственно желание упростить обсуждаемую тему хотя бы и для собственного понимания, между тем, этногенез народов, особенно кочевых, это процесс совершенно нелинейный. Нельзя говорить, что современные киргизы произошли от енисейских кыргызов, потому что енисейские кыргызы – лишь одни из предков современных киргизов, а современные киргизы – лишь одни из потомков енисейских кыргызов. То же самое следует говорить и про уйгуров. Телесцы – лишь одни из предков средневековых уйгуров, а средневековые уйгуры – лишь одни из предков уйгуров современных. В течение столетий племена и народы дробились и объединялись с другими племенами и народами, одни родственные связи терялись, другие приобретались. Объединение в одном народе (этносе) разных племен способствовало быстрой метисации, которая и происходила непрерывно, несмотря на то, что племенные объединения часто носили не родственный, а политический или военный характер.

Алшын. Шетский район, Карагандинская область
Алшын.
Шетский район, Карагандинская область

Возвращаясь к жужаням и телесцам. Я не нашел описания внешности жужаней и телесцев, но жужани считали себя родственниками тобийцев (которые жили еще дальше на восток и, почти наверняка, были монголоидами), кроме того, жужани как этнос сформировались на востоке Степи, а значит, скорее всего были монголоидами. Телесцы (а также енисейские кыргызы), скорее всего, имели смешанное происхождение, так как вели свое происхождение от белокурых европеоидных динлинов, но к середине первого тысячелетия уже получили приток монголоидных элементов от хунну и других восточных соседей. Средневековые уйгуры также были смешанного происхождения, об этом можно судить по сохранившимся миниатюрам, на которых уйгуры изображены с густыми бородами и большими носами. Известно, что еще более европеоидную внешность имели племена, входившие в государственные образования Центрального и Западного Казахстана – Кангарский союз, Хазарский каганат, Государство Огузов, хотя в состав тех же огузов и входили племена восточнотюрксого происхождения (в частности, какие-то группы карлуков и кимаков). А вот тюргеши, вполне вероятно, были монголоидами. Народ и государство тюргешей были образованы племенами аваров (абаров) и мукри. Абары были аборигенами Южной Джунгарии, а мукри имели маньчжурское (или монгольское) происхождение (недалеко от Талдыкоргана есть населенный пункт Мукры, а это как раз территория тюргешей). Впоследствии потеряв собственную государственность, тюргеши, подчинившиеся карлукам, стали карлуками, подчинившиеся уйгурам – уйгурами. В общем, этническая карта была весьма пестрой и менялась она непрерывно.

Таким образом, в период с середины первого тысячелетия и до монгольского нашествия в казахстанских степях происходили непрерывные процессы появления и угасания народов, в состав которых входили самые разнообразные племена, как местного, так и пришлого происхождения. При этом монголоидные пришельцы с востока Степи, последовательно двигаясь в западном направлении, постепенно разносили свои монголоидные гены все дальше на запад. Нахождение в пределах одного государственного образования племен различного происхождения создавало у представителей этих племен ощущение этнической общности, что приводило к свободной и непрерывной метисации. Процесс «омонголивания» местных племен был долгий и не равномерный, как по времени, так и территориально. Поэтому физический тип отдельных народов того времени, скорее всего, не был однородным. Но, вместе с тем, вполне логично предполагать, что население государств, имевших центр на востоке, в среднем было более монголоидным. В то же время, государства, тяготевшие к западу и к югу, имели более европеоидное население. Отсюда можно сказать, что все этносы казахских степей в тюркское время имели смешанное происхождение, с преобладанием монголоидных элементов на востоке и на севере, и европеоидных – на юге и на западе.

Собственно тюрки

Рассматриваемый период назван тюркским по имени народа, господствовавшего в VI-VII веках на большей части территории Великой Степи. Следует сказать, что термин «тюрки» многозначителен. Поэтому, задавая какой бы то ни было вопрос, к примеру, о древних тюрках, следует конкретизировать о каких тюрках идет речь. Часто, уточняя значение термина «тюрки», авторы пишут «современные тюрки», имея в виду нынешние тюркоязычные народы, или «тюрки Ашины», подразумевая первые тюркские племена. Гумилев даже предложил называть тюрков Тюркского каганата «тюркютами», для того чтобы не было путаницы. Термин прижился. Но кроме тюркютов в раннее средневековье существовали также и телесцы, и енисейские кыргызы, и кангары, и другие народы, которые, говорили на том же или на похожих языках, что и тюркюты, но эти народы себя тюрками (тюркютами), естественно, не считали. То есть, будучи тюрками по языку в современном понимании, эти народы не были тюркютами.

Собственно тюркюты как народ по преданиям сформировались из ядра, состоявшего из 500 семейств. Эти 500 семейств были монголами по языку (и, скорее всего, и по расовому происхождению). Впоследствии вокруг этого ядра объединились племена, говорившие не на монгольском, а на тюркском языке (то есть на языке, который впоследствии будет назван тюркским). 500 монгольских семейств, естественно, растворились в иноязычной среде и потеряли свой язык. Само слово «тюрк» Л.Н. Гумилев со ссылкой на А.Н. Кононова разъясняет как «собирательное имя, значение которого было принято на большой территории и которое объединяло многие племена различного расового и этнического происхождения». Таким образом, тюрки (тюркюты) были смешанным народом, в составе которого были люди разного, но, по большей части, смешанного монголоидно-европеоидного происхождения. Хотя я полагаю, что все же монголоидная составляющая в тюркютах преобладала, по крайней мере, если судить по имеющемуся изображению Культегина, тюркютская знать была чисто монголоидной, то есть, сохраняла свою изначальную монгольскую основу.
Ашина — знатный род правителей тюркских каганатов в VI—VIII вв. Корни рода следует искать в саках, юэчжи и енисейских кыргызах. Использовали свою древнетюркскую письменность. Первоначально у ашина господствовал и шаманизм. Позднее – буддизм, тенгрианство.

(*) Кюль-тегин (684 – 731) – политический и военный деятель Второго Восточно-тюркского каганата. Прославился как героический воин и участник множества военных походов. ()
(*) – данные из википедии

Арғын - Қоңырбай. Шетский район, Карагандинская область.
Арғын – Қоңырбай.
Шетский район, Карагандинская область.

Двойственное самосознание

Когда современный казах находит в описаниях процессов средневековья упоминания о кыпчаках или других народах (а также и племенах), названия которых соответствуют некоторым нынешним казахским племенам, то он, как правило, склонен отождествлять те древние племена и современный казахский этнос. Это весьма распространенная ошибка, совпадение названий совершенно точно не означает тождественность. Л.Н. Гумилев считал современный русский народ, древних русских и древних славян тремя разными этносами. Один этнос предшествовал другому – это бесспорно, но все-таки это разные этносы. Примерно такая же история и с казахским этносом. Казахский этнос молодой, рождением казахского этноса принято считать создание Казахского ханства. Однако большинство казахов считает жизнь своего этноса более древней, чем пятьсот-шестьсот лет, не обращая внимания на то, что даже слова «казах» в тюркское время не существовало. Почему же казахи склонны воспринимать жителей раннего средневековья как казахов?

Главная причина отождествления древних степных народов с казахами – это двойственное казахское самосознание, которое позволяет считать моментом рождения казахского этноса не появление общеказахского самовосприятия, а время упоминания в истории народов, названия которых созвучны нынешним казахским племенам. Двойственное самосознание казаха заключается в ощущении себя не только казахом, но и представителем своего племени. Это позволяет рядовому казаху при помощи современной популярной исторической литературы протянуть историю казахского этноса в раннее средневековье (а кому-то и во 2-3-й века до нашей эры). Двойственное самосознание казахов готово воспринимать историю этносов- предшественников, как историю казахов.

А между тем, те же древние кыпчаки или кангары – это совершенно точно отдельные этносы, это не казахи. Кыпчаки и кангары, а также хазары, гунны, тюркюты, татаро-монголы и т.д., так же как и современные казахи, были крупными народами, состоящими из отдельных племен. Эти племена были различного происхождения и, возможно, даже говорили на разных языках. Одни и те же племена на разных исторических этапах могли входить в состав то одних народов, то других. Племена того времени учитывали свою принадлежность к какому-то народу, определяя ее в первую очередь политическими и территориальными соображениями, нежели языком и уж точно не антропологией. Средневековые кыпчаки – это древний народ, занимавший огромные территории европейских и азиатских степей, впоследствии отдельные племена этого средневекового этноса вошли в состав очень многих современных народов – от киргизов на востоке до венгров на западе. Современные казахские кыпшаки не тождественны кыпчакам раннего средневековья. И уж, конечно, древние кыпчаки – это не казахи. Они даже выглядели по-другому. Следует также сказать, что двойственным казахским самосознанием активно пользуется как популярная историческая, так и художественная литература, а в особенности журналистика. Отождествлять современных казахов и кочевников раннего средневековья – это ошибка, на которую сегодня общество сознательно закрывает глаза.

Ысты. Топар, Балхашский район, Алматинская область.
Ысты.
Топар, Балхашский район, Алматинская область.

САКИ – СКИФЫ (VII – IV вв. до н.э.)

Из книги “Антропология казахов”, 2011.
Раздел 2. “Происхождение казахов”
САКИ – СКИФЫ (VII – IV вв. до н.э.)

В основе расового типа сакских племен Казахстана лежит «древнеказахстанский (андроновский) тип, широко распространенный на территории Казахстана еще в эпоху бронзы. Следовательно, насельники Казахстана сакского времени были прямыми потомками древнего местного населения, которому, как известно, присущи резко выраженные европеоидные черты» (О.Исмагулов «Население Казахстана от Эпохи Бронзы до Современности»). Однако, у саков по сравнению с людьми предшествующей эпохи были несколько более высокие и широкие лица, менее выступающий нос и более низкое переносье. Что говорит о наличии монголоидной примеси, которая наблюдается не только у саков Казахстана, но также и у сакских племен Приаралья и скифских племен Алтая. О.Исмагулов полагает, что эта примесь имеет одно и то же происхождение и связана с проникновением центральноазиатских монголоидных групп со стороны Алтая и, возможно, Джунгарии. Эта незначительная монголоидная примесь показывает, что влияние монголоидов Центральной Азии на европеоидное население казахских степей началось еще до гуннского нашествия.

Саки Казахстана являлись частью единой группы кочевых народов, живших в степях Евразии и известных под названием скифы. Собственно саков из-за общности сако-скифской культуры часто называют азиатскими скифами. Общей у скифов-саков была не только материальная культура, но и антропологический тип. В целом скифы-саки принадлежали к единому европеоидному типу, но скифы в западной части общего скифа-сакского ареала так и продолжали сохранять свой европейский физический тип, а вот процесс метисации саков уже начался в рассматриваемый период (VII-IV вв до н.э.), хотя монголоидная примесь в это время и была еще незначительной в общей массе местного европеоидного населения. По моему мнению, эта примесь, вероятно, хорошо заметна лишь специалистам антропологам, потому как реконструированный облик сака из Берельского могильника (долина Бухтармы), как мне кажется, имеет абсолютно европеоидный вид – нос с горбинкой, вытянутое лицо, разве что скулы чуть выступают вперед. Для непосвященного в тонкости антропологической науки человека саки мало чем отличались от других представителей европеоидной расы.

У саков, по сравнению с предшествовавшими андроновцами появляется небольшая монголоидная примесь, которая, однако, пока еще не так заметна. В целом саки сохраняли преимущественно европеоидный облик.

Арғын – Керней. Аспара, Меркенский район, Жамбылская область.

Видео – Саки и скифы

История и археология

Антропологические исследования доказали, что влияние монголоидов Центральной Азии началось еще до появления гуннов. Проникновение монголоидных кочевников, судя по всему, шло не массово, переселенцы двигались не племенами и народами, а небольшими группами. Видимо, из-за малозначительности и малочисленности это проникновение пришлых элементов в исторических источниках никаким образом упомянуто не было. Также малочисленные переселенцы никак не могли оказать существенного влияния и на культуру автохтонов. Таким образом, факт проникновения монголоидных кочевников в казахские степи в эпоху до гуннов не мог быть обнаружен ни историками, ни археологами.

В сознании обывателя история и археология связаны очень тесно и дополняют друг друга во всем. Археология в моем простонародном понимании должна подтверждать версии историков, а история должна помогать классифицировать находки археологов. Между тем, как мне кажется, эти две науки связаны не так уж тесно. Еще меньше к истории и археологии привязана антропология. Приведенный выше пример, когда антрополог О. Исмагулов доказал факт проникновения монголоидных кочевников в эпоху до нашествия гуннов, похоже, ни историками, ни археологами никак не будет использован, потому что факт этот не имеет значительной исторической или археологической ценности. Вероятно, во взаимоотношениях истории и археологии тоже бывают моменты, когда значимое историческое открытие не имеет никакого значения для археологии. Или наоборот, уникальные археологические находки никак не влияют на историческую науку. Археология живет как бы сама по себе, найденные археологами культуры получают свои названия по месту находки. Народы, относящиеся к этим культурам, известны лишь предположительно, но археологам это не так и важно, потому как археологи ищут и находят преемственные связи между известными им археологическими культурами, не сильно обращая внимания на историков. А историки по-прежнему опираются в своих исследованиях, в первую очередь, на китайские, арабские, древнегреческие и так далее источники, сохранившиеся предметы материальной культуры, которые откапывают археологи, как мне кажется, для историков играют вторичную роль. В исследованиях Центральной Азии древних времен и раннего средневековья история и археология определенно идут параллельно, не пересекаясь. Известные археологические культуры Центральной Азии очень осторожно отождествляются с известными из источников народами.

Саки-скифы – это, наверное, редкий пример того, когда историки и археологи чаще всего не варятся каждый в собственном котле. Это во многом объясняется широким ареалом распространения однородной скифско-сакской культуры, а также ее своеобразием. Множественные археологические находки от Северного Причерноморья до монгольского Ордоса определенно относятся учеными к скифской культуре, а иногда даже к определенным царствующим династиям. Одна из самых значимых находок сакского времени, так называемый «Золотой человек» из Иссыкских курганов, прославилась на весь мир и даже стала символом современного Казахстана. Но даже эта яркая и значимая находка археологов не осталась без вопросов. К примеру, меня удивляет, что до сих пор существует неоднозначность в определении, во-первых, половой принадлежности «Золотого человека» (мне непонятно почему нельзя точно сказать мужчина это был или женщина, ведь останки даже более древнего времени идентифицируются безо всяких проблем), а, во-вторых, в понимании его этнической принадлежности. Был ли он саком-массагетом, как утверждают некоторые ученые, или же он был усунем, как предполагают другие, с уверенностью не может сказать никто. Впрочем, наверное, достаточно того, что «Золотой человек» принадлежал к сако-усуньской культуре, которую археологи, судя по всему, не разделяют. А вот для историков саки и усуни – это две разные единицы.

Найман - Тоғас. 
Акмектеп, Зайсанский район, ВКО.
Найман – Тоғас. Акмектеп, Зайсанский район, ВКО.

Видео – История и археология


На каком языке говорили скифы?

Про скифов-саков известно многое. Благодаря древнегреческим историкам Геродоту и Страбону, которые подробно описывали обычаи, материальную культуру, политическое и общественное устройство скифов, их военные походы, отношения с соседями и еще многое другое, сегодня мы знаем о скифах-саках если не почти все, то очень многое. Археология где-то дополнила, где-то подтвердила знания, которые донесли до нас хронисты. Золотые украшения, найденные археологами в скифских курганах, показывают какого высокого уровня скифы-саки достигли в изобразительном искусстве. Казалось бы про скифов известно почти все. Неизвестно только на каком языке они разговаривали.

Со времен Геродота считается, что скифы говорили на языке (или языках) иранской группы. Собственно, официальная версия таковой сейчас и остается – считается, что и скифы, и саки были ираноязычными кочевыми племенами. Однако, некоторые исследователи считают, что выводы о ираноязычии скифов неоднозначны и, вполне возможно, что скифы-саки были тюркоязычными народами. Если хотя бы чуть-чуть погрузиться в тему, то можно обнаружить, что и сторонники ираноязычия скифов, и те, кто считает скифов тюркским народом, в своих доводах опираются на несколько десятков слов, большинство из которых есть имена собственные. Ни один из приводимых спорщиками аргументов не является бесспорным, приводимые обеими спорящими сторонами трактовки переводов имен одинаково интересны, но все же признавать их стопроцентными доказательствами нельзя. Правда сторонники тюркской версии предлагают еще и косвенные аргументы в свою пользу, как то – скифы были кочевниками, но ни одного ираноязычного народа-кочевника сегодня нет, стало быть не было таких и в античности. Есть еще и примеры якобы свободного общения между собой скифов и гуннов (которые вроде бы были тюркоязычными), но такие заявления трудно считать аргументами, в виду еще большей их спорности.

В целом можно сказать, что сторонники тюркоязычности скифов немного пошатнули общепризнанную индоиранскую версию, но каких-либо сверхубедительных доказательств собственной версии привести не смогли. Так что, сегодня есть две версии, каждая из которых имеет право на существование, но большинство ученых, правда, придерживается старых устоявшихся позиций ираноязычия скифов. Есть, правда, еще и несколько надписей на предметах, найденных в скифских курганах, но имеющегося материала мало, и лингвисты пока еще не могут эти надписи прочесть. Так что пока считаем скифов-саков ираноязычным этносом.

Байұлы - Байбақты. Аспара, Меркенский район, Жамбылская область.
Байұлы – Байбақты. Аспара, Меркенский район, Жамбылская область.


Video – На каком языке говорили скифы?

Описания скифов

Кроме антропологических свидетельств европеоидности скифов-саков хорошо было бы найти и подтверждения этому факту у историков. Увы, если и есть такие описания, то, судя по всему их не так много. Почитав выписки из «Истории» Геродота, касающиеся нравов и обычаев скифов и соседних с ними народов, я таких описаний не обнаружил. Не нашел я таких описаний и в цитатах из древнеперсидских источников. Есть множество подробностей об обычаях и обрядах, есть названия племен, есть информация о том, во что одеваются скифы-саки, что они едят, есть имена царей, но вот описания внешнего облика скифов-саков я не нашел. Возможно, в физическом облике скифов не было ничего сверхуникального, что бы отличало их от других известных древним грекам народов. То есть скифы были европеоидами в точности такими же, как и другие жившие по соседству с греками народы, и именно поэтому ни Геродот, ни Страбон не уделяют в своих трудах места описанию физического типа скифов. Думаю по этой же самой причине ничего не пишут о внешнем облике саков и древнеперсидские источники, будь саки-массагеты существенно отличны от самих древних персов и других известных им народов, об этом обязательно было бы упомянуто.

Зато греки и персы оставили после себя предметы искусства, на которых можно увидеть скифов-саков такими, какими их видели современники. На древнегреческих вазах скифы изображены коренастыми, бородатыми с длинными волнистыми волосами, крупными носами и большими глазами. Примерно так же изображен древними персами царь саков-тиграхауда Скунха на барельефе Бехистунской надписи. У него длинная волнистая борода, крупный нос и большие круглые глаза. То есть скифы-саки были типичными европеоидами.

Что до самих скифов, то и они оставили после себя множество предметов материальной культуры, которые археологи находят при раскопках курганов. Скифы-саки были искусными мастерами и даже создали собственный стиль в изобразительном искусстве, который сегодня так и называется скифским или еще по-другому звериным. Скифы-саки очень скрупулезно изображали животных, по скифским предметам искусства не составляет никакого труда определить видовую принадлежность изображенных зверей. Изображения людей в исполнении скифов также отличались высокой реалистичностью. К сожалению, у скифов, видимо, было принято в основном изображать зверей, а не людей, но в небольшом количестве сохранились и предметы искусства с людскими образами. Редкие изображения человека в исполнении древних сакских мастеров, которые я видел – это металлический предмет из Ордоса и несколько золотых украшений.

Судя по всему, однородной была не только культура скифов-саков, но и антропологический тип, хотя можно предположить, что жившие восточнее скифы-саки все-таки имели незначительную монголоидную примесь, которой не было у скифов Причерноморья. Человек, изображенный на ордосской металлической бляшке, соответствует другим изображениям скифов-саков – большие глаза, борода, широкое скуластое лицо. В общем, типичный европеоид. Поэтому можно смело утверждать, что скульптор, придавший монголоидные черты «Золотому человеку» на монументе Независимости в Алматы, ошибся. «Золотой человек» был европеоидом, монголоидные черты у него были выражены совсем слабо.

Әлiмұлы - Жақайым. Қамышлыбаш, Аральский район, Кызылординская область.
Әлiмұлы – Жақайым. Қамышлыбаш, Аральский район, Кызылординская область.

Video – Описания скифов

Преемственность, или куда исчезли саки?

История оперирует крупными единицами, такими как народы и государства, опираясь на исторические источники прошлых времен. Однако, хроники упоминают народ или государство лишь в те моменты их истории, когда они уже представляют уже нечто значимое для своих соседей, называя это «выходом на историческую арену». Таким образом, зарождение народа и период его раннего становления либо совсем никак не фиксируется хронистами, либо остается в фольклорных вариациях. Например, «тюрки (тюркюты) пошли от царевича и волчицы – так гласит легенда». Предания о происхождении народов от неких перволюдей я считаю, что за редким исключением следует также относить к разряду легенд. Уход народов с исторической арены тоже часто больше похож больше на предание, чем на исторический факт. К примеру, считается, что все до единого жужани были истреблены тюрками и таким образом исчезли как народ. Народы в истории появляются «от волчиц» и исчезают, уничтоженные как шахматные фигуры до последнего человека соперниками, которые тоже появились, скажем, «от орла». Народы в истории появляются из ниоткуда и исчезают в никуда. Преемственность одних культур другим, наследование одними народами признаков предшествующих этносов – это чаще всего и не рассматривается историками, опирающимися в своих исследованиях лишь на исторические источники. Опираясь на одни лишь источники невозможно увидеть преемственность народов, а некоторые историки (в особенности историки-любители), как мне кажется, и не хотят ее видеть.

А между тем, преемственность этапов – это всегда очень важный момент в любом процессе. На это постоянно обращает внимание О. Исмагулов. Он убедительно доказывает преемственность населения Казахстана от эпохи бронзы до наших дней путем сравнения краниологических серий разного времени. По Исмагулову саки в своей основе имеют андроновский антропологический тип, следовательно, саки есть прямые потомки населения Казахстана эпохи бронзы. А последовавшие за саками народы раннего средневековья есть суть прямые потомки саков. Преемственность культур, а значит и народов – носителей этих культур, может быть также доказана и археологами. Вот что пишет С.П. Толстов в своей книге «По следам древнехорезмийской цивилизации» – «Этнически огузы X века – результат дальнейшего развития скрещения туземных приаральских племен массагетско – аланского происхождения с внедряющимися с востока элементами. Если эфталиты — продукт скрещения массагето-алан с гуннами, то в лице сырдарьинских огузов мы можем видеть этническое переоформление тех же эфталитов, смешавшихся с собственно тюркскими элементами, внедрившимися сюда из Семиречья в VI -VIII вв. Никакого перерыва в культурной истории сыр-дарьинских городов между эфталитским и огузским периодом их истории усмотреть невозможно. Огузская культура X в. – прямое развитие эфталитской культуры V — VI вв.» Таким образом, учитывая преемственность культур древних кочевых народов, можно ответить на интересный вопрос – куда исчезли саки? Никуда они не исчезли. Точнее говоря, как этносы сакские племена, конечно, перестали существовать, но их потомки остались. Л. Н. Гумилев называет андроновцами средневековых кыпчаков, считая кыпчаков потомками саков-скифов. И следует признать, что он имеет основания для подобных высказываний.

Видео: куда исчезли саки?